Календарь событий и развития

В магазин принимаются только Хозяйства использующие натуральное сырье для производства и натуральные корма !

*

Меркурий

>

Официальнй партнер ТАТ-ФЕРМЕР

Экстерн



Как сельское хозяйство Татарстана встречает санкции

Татарстан на 100% обеспечивает себя мясом, молоком и яйцами, на 300% — сахарным песком и подсолнечным маслом, но импортозаместить всю продукцию АПК невозможно. Железный занавес грозит аграриям РТ большими проблемами. Из-за роста курсов валют взметнули ввысь цены на импортный племенной скот, посевной материал, корма, оборудование. Все сложнее заполучить из-за границы сельскохозяйственную технику.


Номер один в России по молоку, второй — по картофелю

С 2014 года, когда в ответ на санкции Россия запретила импорт продовольствия из западных стран, АПК проделал большой путь. И Татарстан «импортозаместился» не хуже, а может, и лучше других регионов.

Так, по итогам 2021-го республика обеспечила себя более чем на 100% по таким видам продукции, как мука, картофель, помидоры, огурцы, мясная и молочная продукция, куриные яйца, сообщили нам в пресс-службе минсельхозпрода РТ. Сахара и растительного масла у нас производится аж в 3 раза больше фактической потребности жителей Татарстана.

 

 

 

Есть некоторый дефицит по овощной продукции, но она традиционно поставляется из соседних регионов. Зависимости от импортной продукции по социально значимым продовольственным товаров нет, говорит минсельхозпрод.

Татарстан по итогам 2021 года считается производителем №1 в стране по молоку (доля в РФ — 6,1%), №2 — по производству картофеля (6,8%), №6 — по мясу скота и птицы (3,4%), №7 — по производству яиц (3,3%). Из-за засухи республика снизила свои позиции по сбору зерна (№16, 2%) и сахарной свеклы (№10, 3,5%).

В целом по России, по данным Росстата, доля импортного продовольствия на полках в III квартале 2021 года составляла 22%. В частности, доля импортной говядины — 27,6%, свинины — 0,2%, мяса птицы — 4,7%. Доля ввозимых из-за рубежа животных масел — 29,5%, колбасных изделий — 1,3%, сыров — 32,5%, муки и круп — 1,1%, растительного масла — 17%, сухого молока и сливок — 32,3% (данные за январь – сентябрь 2021-го).

Хуже всего обстоят дела с семенами сахарной свеклы, в 2019 году на отечественные пришлось всего 0,6% от общего объема высеянных семян данной агрокультуры. К 2025-му планировалось доведение этой доли только до 20%. Также Россия плохо обеспечена семенным картофелем: доля отечественного составила 9,7%. Обеспеченность семенами подсолнечника и ярового рапса — 26,5% и 31,7%. Отечественными семенами кукурузы в 2019 году было засеяно менее 46% площадей. Доля российских семян сои была на уровне 41,8%. Отечественные сорта и гибриды 7 основных овощных культур занимают 14% посевных площадей в товарном овощеводстве.

«Чтобы сеялки не начали бомбить»

По мнению экспертов, засилье импорта не тотально даже в семеноводстве. По словам замглавы аграрного комитета Госсовета РТ Тахира Хадеева, в Татарстане и России 93–97% площадей озимых культур занято российскими сортами, аналогичная ситуация по яровой пшенице и яровому ячменю на зернофуражные цели. В этом сегменте селекции и семеноводства значительных рисков не предвидится. Экспансия же иностранных сортов связана с маржинальными культурами — сахарной свеклой, кукурузой, картофелем, озимым и яровым рапсом, подсолнечником, пивоваренным ячменем. Здесь основную долю, от 53% до 98%, занимают сорта и семена зарубежной селекции.

«У нас есть талантливые селекционеры, лаборатории, ученые. В то же время существует определенная зависимость. Но сегодня ни одна страна на 100 процентов не может себя обеспечивать, поэтому кооперационные движения все равно будут развиваться, это мировая практика. А боевые действия долго не продлятся», — считает замглавы аграрного комитета Госсовета РТ Хадеев.

«Мы закупаем скот из Дании, Германии, Венгрии. У меня самого контракт с датчанами подписан, они пока не говорят, что продавать не будут, но стоимость-то нетели возрастет. Если раньше цена рассчитывалась исходя из курса 85 рубля за евро, то сейчас мы даже не знаем, какова окажется его стоимость. Есть на уровне курса евро 120 рублей, значит, на 50 процентов произойдет удорожание», — делится своими опасениями генеральный директор ООО «УК „Агро-Инвест“» Раис Сулейманов.

На недавнем заседании коллегии в минсельхозпроде РТ заявлялось, что в 2022 году будет введено 20 новых молочных ферм на 17 тыс. голов. Но племенное поголовье нужно где-то закупить, а доильные залы — оснастить. Многие компоненты кормов для животных также завозятся из-за границы, следовательно, цены привязаны к курсу доллара и евро. Естественно, поменяются ценники и на ветеринарные препараты.

Как в растениеводстве, так и в животноводстве большие риски таятся в плане закупок импортного оборудования и сельскохозяйственной техники, а также запасных частей к ним, цены на которые привязаны к евро и доллару. Учитывая политическую обстановку, велик риск срыва поставок, если компаниям запретят сотрудничество с Россией.

«У нас еще не все оборудование, законтрактованное к весенним полевым работам, пришло. Сеялки из Италии „застряли“. Тракторы New Holland, мы не знаем, получим или нет. Кормозаготовительная техника… Стоимость на них бешено уже увеличилась, и еще не факт, что нам поставят», — говорит Сулейманов.

В будущем, наверное, аграрии смогут найти новые каналы поставок, в том числе активизируются и российские производители. Но сегодня, когда до посевной осталось 1,5 месяца, резко перезаключить все контракты просто невозможно.

Директор ООО «Гелиос Агро» Ильнур Саетов занимается продажами сельхозтехники фирмы Horsch, а также имеет свое сельскохозяйственное производство в РТ. Он сообщил нашему изданию, что немецкий производитель пока не закрыл продажу сельхозтехники в Россию, но сегодня возникла большая проблема с ее доставкой в страну.

По его словам, возникла и проблема с логистикой. «Транспортные компании взвинтили цены, никто не хочет ехать в Россию, потому что машины с русскими номерами останавливают. По две неделе они стоят на границе». Кроме того, из-за роста курса евро увеличились и цены, каждые три дня они будут пересчитываться в зависимости от курса ЦБ. Мы работаем в авральном режиме, чтобы исполнить контракты, которые касаются посевной», — сетует Саетов.

По его словам, возникла и проблема с логистикой. «Транспортные компании взвинтили цены, никто не хочет ехать в Россию, потому что машины с русскими номерами останавливают. По две неделе они стоят на границе». Кроме того, из-за роста курса евро увеличились и цены, каждые три дня они будут пересчитываться в зависимости от курса ЦБ. Мы работаем в авральном режиме, чтобы исполнить контракты, которые касаются посевной», — сетует Саетов.

«Как минимум год полной изоляции переживем»

В пресс-службе «Ак Барс Холдинга» (АБХ) нам сообщили, что успели получить все заказы по оплаченным импортным контрактам до 19 февраля 2022 года. В частности, из Дании и Германии пришло оборудование для молочных комплексов и поголовье КРС. Однако трудности возникли с заключением новых импортных контрактов на закупку сырья и оборудования. Основные угрозы — отказ зарубежных производителей в поставке своей продукции, повышение закупочных цен из-за падения курса рубля.

Так, агрофирмы АБХ зависимы от поставок запчастей для импортной сельхозтехники и оборудования (Германия, США, Канада, Италия), семян сахарной свеклы (Германия, Бельгия, Дания), а также ветеринарных препаратов и вакцин для птицеводства. На элеваторы, хлебоприемные пункты, сахарный завод также могут потребоваться импортные запчасти, комплектующие и оборудование. Для птицекомплексов необходимо закупать премиксы для производства кормов, материалы для упаковки (из стран ЕС). В то же время удобрения и средства защиты растений поставляются от российских производителей.

Хлебозаводы холдинга закупают за рубежом сырье для кондитерского направления, а также частично сырье для выпечки хлеба. Риска отказа в отгрузке, связанного с иностранным происхождением контрагента, пока нет, заверили нас в АБХ. Однако некоторые поставщики-партнеры фиксируют цены на сырье на три дня, ссылаясь на плавающий курс валюты. «Возникает риск неконтролируемого удорожания себестоимости готовой продукции», — считают в компании.

Татарстанские производители смогут в дальнейшем переключиться на других поставщиков из «несанкционных» стран. Но соглашения с ними нужно заключать как можно быстрее. В дальнейшем, как считают в АБХ, России «необходимо импортозаменять продукцию, которая используется в производственном процессе предприятий агропромышленного комплекса».

В компании не видят рисков срыва посевной 2022 года. «В настоящее время „Ак Барс Холдинг“ для проведения весенне-полевых работ сезона-2022 физически обеспечен сырьем, включая позиции, на которые могут быть распространены санкционные меры: семена сахарной свеклы, запчасти на технику. Урожай 2022 года не находится под угрозой. Продукты питания будут производиться бесперебойно в 2022-м. То есть как минимум год полной изоляции без существенной потери объема производства переживем», — заявили в компании.

Если ситуация не изменится, критические риски могут возникнуть в сезоне 2023-го: вероятен дефицит запчастей для сельскохозяйственной техники. Например, свеклоуборочная техника на 100% зарубежная. Запасов семян свеклы у агрохолдинга также хватит лишь на один год, далее потребуется импортная закупка. Речи об отключении от ГЛОНАСС и GPS официально нет, теоретически в случае отключения этих систем «будет потеряна связь, но движение техники продолжится по маршруту».

Дефицита продуктов питания в республике не ожидается, но увеличение их стоимости возможно «в связи с ростом себестоимости в части импортных поставок».

«А мы что? Молоко доим, для коров ничего импортного не надо»

Небольшие сельхозпроизводители пока не видят серьезных проблем. «А мы что? Молоко доим, для коров ничего импортного не надо! Как работали, так и работаем», — говорит нам Минсине Латыпова, которая руководит роботизированной фермой в Высокогорском районе. Каких-то рисков в связи с закрытием границ для своего хозяйства она не видит. Посевной материал и удобрения на предстоящий сезон на ферме успели закупить заблаговременно, корма заготавливают сами, так что от импорта и роста курса валют по большому счету не зависят.

«По ветеринарным препаратам, наверное, могут быть затруднения, но пока мы не знаем точно», — говорит Латыпова. Пока все импортные препараты есть в наличии, но впрок их фермеры не закупают из-за ограниченного срока годности. Оборудование на ферме установлено новое, голландское.

Робот сам при помощи лазерных датчиков находит вымя, моет его, дезинфицирует и надевает доильный аппарат. Интересуемся, что будут фермеры делать, если робот вдруг (надеемся, что нет) сломается. «Позавчера представители компании приезжали, сказали, что закупки нового оборудования, наверное, прекратятся, а по поводу запчастей успокоили, заявив, что в России все запчасти есть в достаточном количестве», — сообщила фермер. «А на экспорт мы ничего не поставляем, в Казани все разбирают», — добавила Латыпова.

Свиновод из Верхнеуслонского района Сергей Пашков и вовсе видит в ситуации положительные стороны (для своего хозяйства, но не для покупателей). «То, что границы закроют, — это, конечно, нам на руку. Когда границы закрываются, у нас цена поднимается, а на сегодня ситуация была плачевной: с началом Великого поста спрос на продукт резко падает. И при себестоимости 108 рублей за килограмм мы две недели продавали товар по 104 рубля», — делится предприниматель.

Из рисков — рост стоимости кормов. Пашков говорит, что в стоимости свинины 70% всех затрат приходится на корм, подорожают корма — автоматически вырастет и себестоимость мяса. Для своего хозяйства Пашков закупает премикс компании «Агрохит», его производство находится в Ясногорске, но ингредиенты (аминокислоты и витамины) производитель закупает за рубежом, следовательно, цена зависит от доллара и евро.

«Премикс компании „Агрохит“ я покупаю на 1,7 миллиона рублей. Они возьмут и поднимут цены на 30 процентов — я же в убыток не могу работать. Понимаю, были бы хорошие прибыли, мы бы потерпели. Но в убыток ни один бизнесмен, ни один инвестор не будет работать. Нужна мощная государственная поддержка и все, чтобы генетику обновлять», — уверен фермер.

Птицевод: «На этот год я «упакован», но не знаю, что будет дальше»

В числе наиболее пострадавших — птицеводы, особенно много проблем ожидается у производителей мяса индейки и утки, которые закупают родительское стадо за границей. Их также волнуют цены на корма и ветеринарные препараты.

Глава КФХ «Рамаевское» Фарид Хайрутдинов занимается производством мяса утки. В августе 2022 года он по плану собирался закупать новую партию селекционной птицы из-за границы, но теперь поставки под вопросом. Поскольку в России селекционной работой в части утководства не занимаются, родительское стадо каждый год приходится закупать из Франции и Англии, только они «дают правильную птицу», объясняет Хайрутдинов.

Отсутствие импортного селекционного яйца негативно скажется на качестве выпускаемой продукции. «Совершенно другая структура мяса, жира получается, — говорит птицевод. — На этот год я „упакован“, но не знаю, что будет дальше». Кроме того, глава КФХ в предыдущие годы готовился к выходу на рынки Германии, Франции, Бельгии, Швейцарии, но с учетом вводимых санкций эти налаживающиеся взаимоотношения, очевидно, также будут заморожены. «Я хотел поставлять свою продукцию в Европу, потому что там много иракцев, иранцев, которые переехали туда, и им нужна халяльная продукция. Я провел с ними фантастическую, огромную работу, и сегодня она опять зависла в воздухе, хотя у меня на руках все договоры есть. Сейчас только ближнее зарубежье остается», — сожалеет Фарид Нафигуллович.

В свою очередь, птицевод из Муслюмовского района РТ, председатель союза фермеров-птицеводов Татарстана Ирек Хамадишин от импорта зависит не настолько сильно, а все потому, что у него свое гусиное маточное стадо. Основные его тревоги связаны с подорожанием кормов. Из-за роста курса доллара корма уже подорожали процентов на 30, а что будет дальше, фермер пока не знает.

«Пшеницу-то мы будем в России покупать, но все равно ее цена зависит от курса доллара (т. к. это биржевой товар — прим. ред.), но мы же птицу не только зерном кормим. Поднимается цена на другие компоненты кормов, в частности витаминные добавки, которые нужно покупать за два месяца», — говорит птицевод. Дорожают и ветеринарные препараты, часть из них завозится, например, из Франции. «Китай у нас всегда подделывает сколько надо, свято место пусто не бывает, не поставят французы — поставят китайцы», — не унывает Хамадишин.

Кроме того, падает покупательная способность населения. «Мы немного сгруппировались, в прошлом году у нас было маточное стадо гусей 11,5 тысячи голов, мы его чуть-чуть уменьшили до 10 тысяч, количество кур также чуть сократили. Решили сделать упор на качество и чтобы лишний раз в банке не кредитоваться на пополнение оборотных средств», — объясняет он.

Фермер верит, что сейчас нужно «выдержать», зато потом выжившие хозяйства окажутся в плюсе. Сильно поднимать цену на гусят он не планирует — если в прошлом году продажи шли по 170 рублей за одного гусенка, то в этом году по предоплате он отпускает по 200 рублей, но в сезон и в розницу будет, конечно, дороже.

«В пределах безубыточности поработаем. Невозможно резко цены поднимать — сбыта не будет. Рынок насыщенный, много кто занимается птицеводством. Некоторым предприятиям, которые не успели вовремя закупить зерно, даже в убыток придется работать», — считает птицевод.

«Голодными мы не останемся, мы самодостаточное государство, у нас все производится. Немного послаблений если дадут по налогам и ценам на солярку, мы все произведем», — уверен наш собеседник.

«Российская капуста поспевает неравномерно»

Овощеводов тревожит обеспечение семенами. Импортные дорожают не по дням, а по часам, а российские не выдерживают критики.

Мы работаем только с импортными семенами. Но процентов 80 от того, что нам необходимо на предстоящий сезон, мы успели закупить по старым ценам.

Ринат Кутлугильдин Председатель СПСК «Деревня»

По его словам, российские аналоги есть. Продукция получается в целом хорошего качества, но результат нестабильный.

«Мы пробовали сажать семена российского производителей. Та же белокочанная капуста — в плане хранения она отличная, но поспевает неравномерно: где-то кочан уже лопается, а где-то еще дозреть не успел», — делится производитель овощей. Поэтому проект «Овощная долина», которым занимается Кутлугильдин, предпочитает семена голландской компании Rijk Zwaan, но цены у нее привязаны к евро, сейчас с учетом улета курсов валют в стратосферу их стоимость резко возросла.

Какими будут цены на овощи этим летом, наш собеседник пока сказать не может: слишком много неизвестных — от погоды до цены на топливо. По тем вводным, которые есть сегодня, рост цен на овощи составит порядка 10–15%. Спрашиваем, что станут делать овощеводы, если железный занавес опустится окончательно. «Будем пользоваться собственными семенами. Конечно, в урожайности потеряем, но все равно вырастим, — уверяет он. — Думаю, это дает шанс нашему государству уйти от зависимости от импорта».

Рыбовод: «Сидим и думаем, как будем выживать»

У более мелких подотраслей сельскохозяйственного производства проблем в связи с новыми санкциями ничуть не меньше.

Пчеловод из Муслюмовского района Алмаз Гамиров («Семейная пасека М.Ю. Юсупова») рассказал нам, что планировал в этом году переходить на производство популярного крем-меда, но для этого требуется закупка нового оборудования. Лучшее, как водится, можно купить только за рубежом. «За два дня цены на него выросли, к тому же импорт закрыли, так что оборудование, которое мы хотели, уже не сможем купить. Польша закрыла [продажу для России], Германия — тоже, ищем российские аналоги», — рассказывает пчеловод. Но вот что обнадеживает: нашли подходящего поставщика в Алтайском крае.

Неожиданно подорожали даже стеклянные банки, в которые фермеры упаковывают мед. На 5–10% уже поднялись в цене ветеринарные препараты, ожидается, что рост будет еще на 30–40%. Встали на стоп и планы по выводу пчеловодческой продукции с семейной пасеки на экспорт, пчеловоды вновь будут ориентироваться только на внутренний рынок.

«Покупательная способность населения снижается, а мед — сам по себе продукт недешевый. Постараемся всеми силами удержать цену на мед на прошлогоднем уровне. Традиционный мед станем продавать не по 3 литра, а по литру. Люди, наверное, не смогут покупать сразу такие большие объемы», — рассуждает Гамиров. Пчеловод надеется на хорошую погоду предстоящим летом: если будет засуха или же проливные дожди, то отрасль АПК ждет «глубочайший кризис».

«Не только риски видим — сидим и думаем, как будем выживать, — хватается за голову один из основателей казанской рыбной фермы „Дары Волги“ Дмитрий Троицкий. — У нас корма с 150 рублей [за килограмм] изменили ценник на 250. Корма у нас датские, сказали: „Поставлять будем, вопросов нет, просто цена теперь такая“. А у нас эта цена вне рентабельности». Российские корма есть, но ими производители черной икры и осетрины свою рыбу принципиально не кормят. Сегодня можно купить хорошего качества, а завтра — отвратительного. «Ладно если бы это влияло только на рост, но можно вообще погубить маточное стадо», — объясняет Троицкий. Оборудование тоже приходится периодически обновлять и ремонтировать. Двигатели, насосы — итальянские, нержавеющая сетка — американская. «Барабанный фильтр стоил 270 тысяч, пять минут назад прислали новый счет — на 370 тысяч. Как в этой экономике работать, надо много думать», — восклицает рыбовод.

Поднимать цены тоже не вариант. Производство такого деликатеса, как черная икра, «прижато ценником сверху». «Как только ставишь цену вместо 40 тысяч 45 тысяч [за килограмм], ее просто перестают покупать», — рассказывает нам Троицкий. У людей денег становится меньше, а икра не продукт первой необходимости. Повышать цены на рыбу тоже не имеет смысла — осетрина за 1,5 тыс. рублей за килограмм не самый ходовой товар. «Мы в размышлении, может, российские корма попробовать, но это русская рулетка», — опасается он.

«Одна маленькая деталь — закваски импортные. Все, их нет»

Страдают от новой реальности и переработчики сельскохозяйственного сырья. «Когда вся эта ситуация началась, я в первый день думал, что нас это не коснется, поскольку мы занимаемся импортозамещением. В итоге коснулось, и очень даже сильно, — рассказывает гендиректор ООО „Камамбер“ Алмаз Насыров. — Вроде все свое: и молоко собственное, и упаковку в Казани заказываем, полиграфия работает. Но одна маленькая деталь — закваски импортные. Все, их нет!»

Запасы заканчиваются быстро, а новые цены поставщики озвучивают в 2,5 раза выше. Причем это не предел, они еще будут расти. «Сейчас начинаем контакты наводить с Турцией. То есть, возможно, будем закупать у тех же поставщиков, но через Турцию», — полагает он. Есть, оказывается, производители заквасок и в России, три года назад камамберовцы пробовали на них работать, но не вышло: качество оказалось плохим. «Но попробуем сейчас, может, у них какие-то изменения произошли», — разводит руками производитель сыров.

Естественно, удорожание заквасок скажется и на стоимости итоговой продукции. Насыров говорит, что еще 17 февраля (т. е. до того как началась спецоперация на Украине) он уже разослал в торговые сети письма о подорожании сыров на 7%. При этом себестоимость сыров к тому времени уже реально поднялась на 17,6% (из-за повышения стоимости заквасок, ГСМ, упаковочной бумаги и др.).

«Все, что у нас есть в упаковке, поднялось в цене от 10 до 30 процентов. И само сырое молоко — основной ингредиент сыра — подорожало на 30 процентов», — делится наболевшим производитель сыров. На сегодняшний день себестоимость камамбера из Камско-Устьинского района РТ поднялась уже как минимум на 25–30% относительно уровня прошлого года.

Однако Насыров считает, что закрытие границ в итоге может быть на руку российским предпринимателям. «Неделю назад мы были на международной выставке „Продэкспо-2022“ в Москве, представители белорусских компаний, ближнего зарубежья подходили к нам, хотели с нами работать. Им всем закрыли границы, импорта нет, и они не могут завозить из-за границы так, как раньше. И им нужно чем-то заместить свой дефицит», — говорит глава компании. Но у «Камамбера» пока не настолько большой объем производства, к тому же все упирается в цены на закваску и молоко.

Может, кто-то там думает, что на этом фоне производители пытаются себе карманы набить? Ничего подобного, мы пытаемся выжить в данной ситуации.

Алмаз Насыров Гендиректор ООО «Камамбер»

Глава КФХ Белоглазова Алена Белоглазова (молочное животноводство, производство молочной продукции) сообщила нашему изданию, что закрытие границ на ее хозяйстве пока прямо не отразилось, но все те проблемы, которые присущи сельскому хозяйству, никуда не ушли. Так, цена на упаковку в течение года повышалась трижды, в целом она подорожала примерно на 20–25%. Кроме того, в течение 2021-го изменились цены на услуги и информационные системы (в среднем на 10%). Связь, энергоносители, ГСМ — все выросло в цене за последние полгода.

Что касается последствий новых санкций, пока в хозяйстве Белоглазовой видят только «феноменальный рост» цен на запчасти автомобильной техники, которые за неделю подорожали на 30%. Причем увеличилась стоимость даже тех запчастей, которые де-факто уже давно лежат на складе.

«Сделать какие-то запасы на будущее я не вижу возможности. Мы работаем в сельском хозяйстве, которое в 2021 году пострадало от страшной засухи, и все запасы, которые у кого-то имелись, были потрачены на компенсацию этих проблем», — говорит Белоглазова.

Чтобы ситуация изменилась, нужно что-то предпринять в экономике, считает фермер. «Когда дождемся реакции государства, тогда сможем что-то планировать. Пока в режиме ожидания. Делать какие-то прогнозы по стоимости конечной продукции сейчас нельзя», — отвечает наша собеседница.

Есть и позитивные новости. Биржевая цена дизельного топлива, необходимого аграриям для проведения весенних полевых работ, на фоне последних событий имеет тенденцию к падению, тогда как за 2021 год стоимость ДТ выросла на 30–40%.

«Топлива появляется больше на рынке. Наверное, потому что сократились экспортные контракты. Но для страны это хорошо, думаю, что к весне снижение должно произойти, для аграриев было бы замечательно», — говорит президент ассоциации предприятий нефтепродуктообеспечения РТ Ирек Сулейманов.

В АБХ также считают, что цены на топливо не станут расти внутри РФ ввиду повышения предложения на российском рынке. Хотя возможен и более негативный прогноз, когда темпы роста цен на бензин в стране будут находиться вблизи уровня инфляции.

Нужно развивать свою селекционную науку

«Республика Татарстан — самодостаточная, мы полностью обеспечиваем себя основными продуктами питания в соответствии с нормами РАМН, так что больших проблем с продовольствием не возникнет, — уверен Хадеев.

«Сахар мы производим в достаточно больших объемах, растительное масло и масло животного происхождения у нас есть. Молока тоже много производится, даже продаем за пределы республики. Мясом мы себя обеспечиваем. Республика обладает богатым ресурсным потенциалом, в том числе водными ресурсами, что позволяет значительно расширить добычу рыбы как в естественных водоемах, так и в прудовых хозяйствах», — рассказывает замглавы аграрного комитета Госсовета РТ.

Что касается овощей, в республике многое делается для роста их производства: увеличены посевные площади на орошении, что позволяет не зависеть от погодных условий, введены дополнительные меры поддержки сельхозпроизводителей. «Результаты мы увидим в июне, июле, августе», — отмечает Хадеев.

Кроме того, в Татарстане почти 470 тыс. личных подсобных хозяйств, около 380 тыс. садовых и дачных участков, а это тоже серьезный ресурсный потенциал в плане производства продуктов питания.

В последние годы отмечалась нехватка в производстве картофеля, но, как говорит Хадеев, в Татарстане есть селекционные достижения. «Впервые наш институт ТатНИИСХ ФИЦ КазНЦ РАН получил 6 патентов РФ на новые сорта картофеля, пять из них включено в госреестр РФ, четыре сорта успешно проходят государственное сортоиспытание. Мы имеем две мощные лаборатории для производства семян на меристемной основе (вегетативный метод размножения растения, который осуществляется с помощью микрочеренкования, — прим. ред.). На меристемной основе мы можем производить многие сорта картофеля в любых объемах», — говорит депутат. В Татарстане на базе ФИЦ КазНЦ РАН создан селекционно-семеноводческий центр по картофелю. В перспективе должен быть создан институт по картофелеводству.

Развивается в республике и выращивание плодово-ягодных культур. Доктор сельскохозяйственных наук, главный научный сотрудник ТатНИИСХ ФИЦ КазНЦ РАН Геннадий Осипов — автор ряда сортов яблони, вишни, сливы, малины. Наукой давно доказано, что наиболее полезны для здоровья плоды и ягоды, выращенные в местных условиях, подчеркивает наш собеседник.

Определенную зависимость республика имеет по племенному ядру в птицеводстве. Необходимо возрождать селекционно-племенную работу по улучшению родительского стада кроссов кур яичного и мясного направлений для поддержания высокого уровня птицеводства, а также решить вопрос по кормовым добавкам для скота. «Думаю, мы в ближайшее время сами научимся все это производить. Имеются перспективные научные разработки в данной области. Такие моменты всегда дают сильный импульс для развития научного и технического прогресса. На Западе сами будут не рады, [что ввели санкции]», — полагает Хадеев.

РФ должна стремиться к тому, чтобы в перспективе на 95% и более обеспечивать себя всей продукцией растениеводства и животноводства, кроме тропических фруктов и ягод. «Россия — огромная страна, которая имеет мощный и разнообразный природно-ресурсный потенциал, способный обеспечить необходимые объемы собственного потребления и экспорта», — подчеркивает депутат.